ВОЙНА КВАДР

Бета

- Как можно быть такими бесчеловечными! – трагично взвыл Гамлет, от избытка чувств падая на одно колено. С растущего неподалеку дерева вспорхнули птички и трусливо унеслись в затянутое облаками небо. – Слов моих не хватает, чтобы описать вашу жестокость… И с этими людьми я должен быть по одну сторону баррикад…
- Ты есть вообще собираешься? Или я могу взять твою долю? – недовольно спросил Максим.
Гамлет еще пару раз всхлипнул, но все же сел между Жуковым и Есениным.
- Давай. Но впредь, друг мой, готовь из травок или еще из чего-нибудь, но не убивай божьих тварей…
Есенин смертельно побледнел.
- Божьих тварей? – Он испуганно взглянул на Жукова.
Жуков отложил в сторону миску и встревожено посмотрел на своего дуала.
- Ну, ээм… - замялся он. – Как бы так объяснить…
- Говори как есть, - шмыгнул носом Есь. – Лучше горькая правда…
- Это кролики, - пожал плечами Максим. – Рагу из кроликов.
- Которые… пушистые такие… беленькие… да? – Цвет лица Есенина из белого метнулся в сторону нежно-голубого.
- Типа того, - кивнул Максим.
- Бесчеловечно, - прокомментировал Гамлет с набитым ртом.
Глаза Еся налились слезами. Жуков незаметно показал кулак Максиму и затравленно покосился в сторону собравшегося закатить истерику Есенина.
- Не пойми неправильно, - неубедительно начал он. – Это закон природы. Сильные едят слабых и все такое…
- Попытка хороша, но исполнение хромает, - влез Гамлет.
- На людей законы природы тоже распространяются, - мрачно ответил Жуков. Гамлет скорбно вздохнул и отвернулся. – Понимаешь, - снова перешел на ласковый тон Жуков, - если бы их не съели мы, это бы сделали волки… или пумы… или кто тут водится.
- Кроме придурков из лагеря Альфа – никого, - хмыкнул Максим.
Есенин зарыдал в голос. Жуков попытался встряхнуть его за плечи, дернулся в сторону, потом вздохнул и командно объявил:
- Отставить реветь! – Есь мгновенно затих. Гамлет на секунду прекратил читать наизусть Шекспира. Максим оторвался от изучения найденной где-то в лесу инструкции к холодильнику. – Лагерь Бета, подъем!
Добившись всеобщего послушания, Жуков добавил, не меняя интонации:
- Мы идем собирать цветы!
Трагичный вздох Гамлета заглушил радостный визг Еся.